Paint Little
Быть независимым - не так круто, как все думают. Это одиноко и грустно. ©
Название: Посмотрите
Автор: Paint Little
Дисклаймер: Не претендую.
Слов: 790

Посмотрите.

Посмотрите на эту женщину перед вами. На ее гордую осанку, на холодные, отстраненные бледно-синие глаза. На лебединую шею, где висят огромные прозрачные булыжники. Посмотрите на то, как снисходительно она улыбается всем вокруг. Как подает руку очередному мужчине, подошедшему выразить свои самые лучшие пожелания.

Посмотрите и ужаснитесь.

Она теперь больше молчит, а если и говорит, то только то, что от нее хотят услышать, что это общество считает приемлемо слышать. Она может говорить о погоде так, словно поэт, пишущий свои изысканные строки. Она говорит о политике – мягко и сдержанно, как самый честный из лжецов, верующий в каждое слово, сказанное им. Она говорит о семье – улыбается, когда ей говорят, что у нее самый лучший муж, которого можно пожелать, благодарит, когда слышит сколь высоко над остальными стоит ее муж.

Посмотрите и вспомните.

Видели ли вы ее раньше? Конечно, ответите вы. Знаменитая леди Забини – светская дама, филантроп, ученый. Хотя бы один разворот “Ежедневного Пророка” посвящен ей, а на одной из страничек в “Ведьмином Вестнике” очередной модный критик будет восхищаться ее новым платьем.

А теперь вдохните. И не смейте выдыхать до тех пор, пока не узнаете всю правду.

Помнит ли хоть кто-то эту женщину из Хогвартса? Видит ли хоть кто-то ее в выпускном альбоме? Ответ - “нет”. Зато помнят другую: разбитые коленки, длинные спутанные волосы молочного цвета, лучистые голубые глаза и мечтательная улыбка на девичьих губах. И ее жизнерадостность, ее сумасшедшие сказки о морщерогих кизляках и мозгошмыгах.

Этой девочке душно, она задыхается в ледяных оковах своей новой жизни. С каждой минутой, с каждой секундой, которую она проводит в этом теле, в своем, но абсолютно чужом теле, она утопает в болоте лжи и обмана, запутывается все крепче и крепче в паучьих сетях Темного Лорда.

Она просыпается и идет в постель с одной только мыслью – так не должно было быть. Ей хочется кричать и плакать, бить посуду, схватить палочку и приставить ее себе ко лбу. И увидеть прозрачное зеленое пламя, в последний раз.

Вот только в замке, в котором она теперь обитает, ее не пускают на кухню, эти маленькие шустрые эльфы убирают любой острой предмет, который она могла бы… а могла бы? И палочки у нее тоже нет. Им не положено теперь иметь палочки: зачем вам палочки, милые леди? Война закончилась.

Но милые леди знают, что за стенами их роскошных замков, где они не больше, чем военные трофеи, все еще идут ожесточенные бои. Где-то там все еще можно увидеть вспышки зеленого и красного, синего и белого. И единственное желание, которое ярко горит в сердцах – добраться туда, где война, где все еще сопротивляются черному гнету.

Палочку она уже вряд ли когда-нибудь увидит, вместо этого ее обожаемый муж приносит ей драгоценности – своего рода подношение, которое она обязана принять, чтобы выглядеть достойно.

Внутри все горит и тут же застывает, и так до бесконечности, пока все, что в ней есть – хорошее, плохое не превратиться в прах, из которого можно будет пересыпать все, что будет угодно Темному Лорду и его прихвостням.

А ей все еще хочется, сняв эти невыносимые шпильки и сорвав с себя все эти тяжелые украшения, пробежаться босиком по огромному полю подсолнухов, так похожих на маленькое солнце. И темными ночами, уткнувшись в подушку, она мечтает проснуться, освободиться от этого кошмара. Она все еще мечтает. А утром…

…Она сидит за туалетным столиком, задумчиво смотря на собственное отражение. Ее пальцы скользят по многочисленным бутылочкам с духами, коробочкам с пудрой, тенями, тушью.

Она смотрит, смотрит - жадно поедает себя глазами. Ее брови дрожат, уголки губ изогнуты так, что и не поймешь, смеется она или плачет? И неожиданно накрывает лицо руками – но нет, не видно блестящих светлых дорожек на щеках, и так тихо, что можно услышать, как за окном резвятся два немецких дога.

Ей душно в этом замке. Душно в этом теле. Противно с людьми, которых она знает.

Эта девочка сдалась не на поле боя с жаркими заявлениями, что лучше она умрет, чем будет жить в мире Темного лорда. Нет, она сдалась перед зеркалом, перед самой собой. Тихо и незаметно.

Она смотрит на ларец, хранящий массивные драгоценности. Она ненавидит их. А еще сильнее ненавидит себя.
И единственным решением, которое у нее есть, у девочки, чью палочку отобрали, чью жизнь поломали, чье сознание извратили, - это задушить себя, подавиться собственной ненавистью.

***

В комнате Миссис Забини мрамор сверкает белизной, невесомыми белыми занавесями играет ветер, там тихо и пахнет жасмином. На полу разбросаны брильянты, сапфиры, рубины и изумруды, мерно катятся бусины жемчужных ожерелий. На зеркале туалетного столика алеет поцелуй с подтеками. И посреди всего этого лежит девочка. Ее тело похоже на тельце куклы, от которой маленький ребенок, наигравшись, решил избавиться самым варварским способом – сломать все, что поддастся его слабым, детским пальцам. У этой девочки отрешенный вид и стеклянные глаза. И только капельки крови, все еще падающие на кристально чистый мрамор говорят, что когда-то она жила.

Выдохните. И помолитесь.

Только что в оглушающей тишине умерла Луна Лавгуд.

@музыка: Alexander Desplat - Statues

@темы: Фанфик, Темный Лорд, Луна Лавгуд, Книги, Гарри Поттер (книга), Блейз Забини